электронные компоненты

Choose the best web hosting provider for your site and buy professional website templates online for cheap.
 
ЕЛЕНА МОРОЗОВА: ЛЕТ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ МЫ БУДЕМ ИГРАТЬ СПЕКТАКЛИ В КОСМОСЕ
 

Про эту юную актрису уже ходят легенды. Например, поговаривают, будто на самом деле она вовсе не Елена, и тем более не Морозова. А просто во сне увидела себя дочерью знаменитого купца-мецената, после чего наяву поменяла имя и фамилию. Впрочем, сама артистка ни в чем таком не сознается. И продолжает с успехом играть в разных московских спектаклях, самый гармоничный из которых, наверное, «Укрощение строптивой» в Театре Станиславского.

Елена «замечена в связях с иностранцами». Так, с французским поэтом Бруно и компанией энтузиастов регулярно участвует в совместных импровизациях как драматическая актриса, вокалистка и танцовщица. Надо надеяться, что скоро Морозову запомнят и киноманы. В фильме Алексея Учителя «Женское имя» она сыграла певицу Маргу Степун. Ту самую роковую женщину, что влюбила в себя и увела у Бунина его юную подругу.

С актрисой Еленой Морозовой беседует обозреватель Татьяна Рассказова.

Коль скоро вы учились у Льва Дурова, то интересно, как определял мэтр ваше амплуа? Или он определял, а вы ломали?

– Честно говоря, не помню. На занятия я исправно ходила только два первых года. Приносила ворох наработок и не могла понять, хороши они или не слишком. Было такое чувство, будто мы занимались чем-то вроде рукоделия. Или марки на конверты клеили. А потом мне открылась магия, я поняла, что эти уроки «кройки и шитья» совершенно не важны. Что в основе актерского искусства лежит совсем иное: всевозможные виды энергетики, символы. Кстати, даже Станиславский – а я училась в Школе-студии МХАТ – в свое время начитался индийской философии и оперировал вполне магическими терминами «лучевпускание», «лучевосприятие». Но педагоги это игнорировали – только и твердили: «сверхзадача», «объект», «сквозное действие». Зато в учебном театре работали замечательные ребята – постановщики, художники. И я проводила там круглые сутки, по ночам слушала чьи-то диалоги, монологи, кто-то постоянно ходил по сцене... Это ведь бывшая столовая МХАТа, очень живое место.

Хотите сказать, что под покровом тьмы духи умерших актеров туда закусить наведывались?

– Вот именно. Словом, я забросила «рукоделие», а если и присутствовала на занятиях, то чисто номинально – изучала какой-нибудь календарь друидов, чтоб время скоротать. Забавно, что если прежде педагогическая раса меня игнорировала, то теперь что-то изменилось. И неожиданно стали появляться работы, которые пошли потом в диплом. То есть я перестала напрягаться, начала экспериментировать, а в «Трех сестрах» вообще вытворяла бог знает что. Благо Дуров на спектакли не ходил.

Вы играли одну из сестер?

– Нет, Наташу. Когда произошел переворот в моем сознании, то, как ни странно, я заняла по отношению к курсу такой же плацдарм, что и моя героиня в пьесе. То есть я стала изгоем, как Наташа, только в иных обстоятельствах. Меня пытались оценить удобопонятными категориями: говорили, будто «зазналась», «с ума сошла». А мне просто открылась магическая сторона материального мира.

Но что же все-таки на сцене-то вытворяли?

– Я поняла, что персонажи, однажды кем-то выдуманные, немедленно становятся частью реальности. Вступая с ними в контакт, ты в эту реальность ныряешь, и дальше уже она тобой управляет. Это не я, Лена Морозова, а Наташа надувала воздушные шарики, чтобы взять на спектакль, это она сшила дома огромную подушку в подарок Ирине... В принципе, я соблюдала правила игры, не меняла текст и мизансцены, но Наташа была у меня все время разная, отличалась неадекватными реакциями, а однажды даже въехала к Прозоровым на роликах. Потому что как же еще было обозначить, что она – над ними? Что как бы летает...

Когда вы попали в проект Владимира Мирзоева «Укрощение строптивой», то не оказались ли поначалу подавлены сногсшибательной энергетикой партнера – Максима Суханова? Как адаптировались?

– Самое интересное, что я даже не помню момента знакомства – помню уже репетиционный процесс: я – Катарина, рядом – Петруччио, мы в дивном пространстве, которое великолепно умеет выстраивать Мирзоев. Для меня Володя – ну как сказочный гном. Только он, скажем, не рвет от досады бороду в клочья, а... пошуршит-пошуршит в своем лесу – и вместо сосен вырастают огромные розы, колючие и восхитительные. С ним совершенно себя забываешь.

То есть Мирзоев организует атмосферу, при которой дискомфорта в партнерстве не случается?

– Ну да, конечно. К тому же Максим Суханов – очень сексуальный мужчина.

Для вас это важно?

– Я не могу сказать, что важно, но... не проходит мимо сознания. То есть я это чувствую, вижу. Макс – очень чуткий партнер. В мирзоевском лесу мы как два дерева, которые растут рядом и сплетаются ветвями. Мы друг друга любим, наши пальцы, ноги, губы, шеи наслаждаются прикосновениями, все происходит очень трепетно, мы как бы поем дуэтом.

Но в момент первого свидания ваша Катарина является этакой ведьмой-горбуньей, бормоча что-то нечленораздельное. А Петруччио, облаченный в широченные меховые шаровары, смутно напоминает гоголевского героя, противостоящего Панночке. Все-таки из чего вы с Мирзоевым исходили: Катарина одержима бесом, который может быть изгнан? Или усилия Петруччио напрасны именно потому, что ведьмовство – ее изначальная неотъемлемая сущность?

– Ведьмовство – сущность и естество любой женщины.

Ага. Тогда это антифеминистский спектакль: ведьма же несет деконструктивное начало.

– Ну почему? Совсем не обязательно. Каждая женщина сознательно или бессознательно предается ворожбе – даже в бытовых, домашних проявлениях и ритуалах. Можно думать, что в Катарину вселился бес, и Петруччио его изгоняет. А можно думать иначе. У нас не было об этом разговора с Мирзоевым.

Простите, а сами-то вы тоже не чужды ведьмовства?

– Конечно, я не каждый день шаманю, но без этого просто себя не мыслю.

Вы сказали, что сокурсников ваша оккультная практика оттолкнула, а друзей и близких она не пугает?

– Я же не занимаюсь вудуизмом в их присутствии.

Чем, простите? Вудуизмом?

– Да. Вуду изучаю.

Кажется, культ вуду предполагает контакты с душами умерших?

– В принципе, да, можно призывать духов, которые способны... в общем, на многое способны. Но вуду – это просто язычество, духи не заставляют человека страдать, с ними складываются, можно сказать, партнерские отношения. Если ты чего-то ждешь от «партнеров», они называют конкретную цену. Могут потребовать приношения какого-то плода. Или заставляют тебя найти определенную книгу, и пока ее не прочитаешь, отказываются с тобой общаться.

А вдруг у них возникнут кровожадные запросы?

– В практике вуду существуют разные «семьи», с теми, которые требуют жертвоприношений, я сейчас не общаюсь. Хотя с некоторых пор догадываюсь, что множество людей пользуются силами этих духов. В том числе и политики.

Расскажите, как вы угодили в лапы к Виктюку? Уж не духи ли и здесь постарались?

– Очень давно, когда я вовсе не собиралась посвящать жизнь актерству, а надеялась стать экономистом... даже юристом, я попала на его знаменитый спектакль «Служанки». И случился внутренний взрыв, озарение. Я поняла, что с этим режиссером у меня что-то будет. В смысле – на сцене. А значительно позже увидела в «Пробуждении весны» кровавые крылья и просто не смогла ему не сказать: «Роман Григорьевич, вы – режиссер для меня. А я – актриса для вас». «Вы так считаете? Ну, приходите на репетицию, завтра посмотрим». Я пришла – и он признал: «Да, вы правы». Вот теперь работаю с Виктюком.

В его «Заводном апельсине» по Берджесу вы играете жертву банды наркоманов» ангелов смерти». Хрупкая, с бесстыдно разведенными коленями, жена писателя временами прижимает к животу гигантский молочный бидон. (Молоко, кажется, служит Виктюку метафорой и спермы, и наркотика.) То есть героиня выглядит этаким ненасытным вместилищем семени. Что бы вы ответили зрителю, расценившему этот образ как женофобский?

– Я бы предположила, что, если ему присущ подобный взгляд на вещи, с таким зрителем в детстве произошло что-то негативное.

Со всеми нами в детстве кое-что происходило. Но какой смысл вкладывал режиссер в столь вызывающую сценическую форму? Или это просто «шалость», и адекватного способа ее считывания просто не существует?

– Не совсем так. Определенная характеристика там обозначена. Небесный голос, белый цвет одежды дают понять, что перед вами жертва. Причем назначенная на эту роль свыше. В принципе, каждый человек являет собой иллюстрацию давно написанного текста. Называйте это кармой или предопределенностью, но смерть моей героини была запрограммирована задолго до того, как она открыла дверь убийцам.

Надеюсь, предназначение быть жертвой к самой артистке отношения не имеет. Кстати, в детстве вас обижали? Вы ведь как будто рыжая...

– Обижали. То есть им так казалось. Я-то вообще не понимаю, что такое обида, ревность или зависть. Это для меня какие-то неразгаданные буквосочетания.

То есть как? Если вы не испытываете ревности, то, выходит, готовы поделиться любимым человеком с кем угодно?

– Я не склонна к ревности, потому что... каждый день влюбляюсь. Причем по-честному и навсегда. А назавтра снова испытываю сильное чувство. Уже к новому объекту. Так что ревность мне пока неведома.

Скажите, вас когда-либо пытались купить? В любом из смыслов этого слова.

– Ежесекундно пытаются.

То есть случается, что мужчина предлагает свою любовь в обмен на золотые горы?

– Подождите, – а женщина?

Ну, или женщина, если угодно.

– А почему вы задаете этот вопрос?.. Вообще-то я такие предложения каждый день слышу.

Вы когда-нибудь сталкивались с предательством?

– Столкнусь, если предам самое себя.

Актрисе полагается быть требовательной и капризной – простите, кто эти капризы оплачивает: ваши родители? поклонники? может, состоятельный муж?

– Мои капризы оплачивают духи.

Духи – существа нематериальные, а вы живете в реальном вещественном мире.

– Духи нематериальны, верно. Но проявляются они в материальной среде. Чаще всего в той области, что называется случаем. А вообще каприз ассоциируется у меня с каким-то усилием, когда человек делает не то, чего хочет в действительности, а поступает кому-то наперекор.

Разве с вами такого не бывает?

– Я слушаю себя, а не других. А с подобным вопросом обращайтесь к Катарине, вот уж девушка – дай Боже! У нее уж капризы так капризы!

Из стана маститых работников культуры регулярно раздаются всхлипы о грядущей гибели искусства ввиду засилья чернухи-порнухи. Но, может быть, на взгляд молодого человека, существует более серьезный повод для беспокойства?

– По-моему, единственная реальная угроза – это пошлость и отсутствие вкуса. Во всем – будь то выбор драматургии или беспомощные режиссерские претензии на оригинальность. И еще: долой со сцены быт! Вот мои лозунги и транспаранты.

Вы вообще не признаете реалистического направления?

– Напротив, очень даже признаю. Мечтаю, например, о настоящем Островском. И чтоб его не в черных трико играть, а в исторических костюмах, с этнографически-точными деталями, придерживаясь манеры поведения той эпохи... Я говорю о другом. Терпеть не могу, когда пытаются ставить «как в жизни», когда режиссеры занимаются фигней, например, пересказывают пьесу своими словами, называя это разбором текста. Это те отвратительные комья грязи, которые налипают на тебя, когда ты вся в белом скачешь верхом на прозрачной лошади искусства.

Вообще же я считаю, что в театре наступает эпоха возрождения, время открытия нового языка и стиля. Лет через десять мы уже будем играть спектакли в космосе.

Татьяна Рассказова
Levdurov.ru - 9/2003

назад

 

The perfect time to determination any problem is before any visible sign appears. Currently the assortment you can order from online pharmacy is real stunning. Diflucan (fluconazole), the first of a new subclass of synthetic antifungal agents, is available as tablets for oral administration. Viagra is a well-known remedy used to treat impotence. Viagra is a medicine set to treat few infections. What do you have to study about Over the counter birth control? Where you can get more info about ? Matters, like , refer to a lot of types of medicinal problems. Probably you already heard about it. Hardening of the arteries can lead to erectile disfunction. Ordinarily the treatment options may include sexual dysfunction medications or counseling. Keep in mind, if you have any questions about Viagra ask your soundness care professional.

e-mail
© 2009-2018. Elena Morozova. All rights reserved
Яндекс.Метрика