электронные компоненты

Choose the best web hosting provider for your site and buy professional website templates online for cheap.
 
ЕЛЕНА МОРОЗОВА: «МНЕ БЫЛО БЫ СКУЧНО ИГРАТЬ С БРЕДОМ ПИТТОМ»
 

 

- Известно, что в профессии необходимо постоянное самосовершенствование.  Любопытно, а чему вы учитесь у своих коллег, чему завидуете?

- Мне было любопытно понаблюдать, как Евгений Миронов готовится к роли, когда мы в Ялте работали над фильмом об Иване Бунине «Дневник его жены». Я зашла в его гостиничный номер и увидела следующую картину. Везде разложены книги, включен телевизор, а сам хозяин разговаривает по телефону, одновременно пролистывая свои конспекты. Женя говорит мне, указывая на экран: «Смотри, сейчас будет такой интересный эпизод. Как здесь здорово работает Смоктуновский!». Я поняла, что у  такого  сверхзанятого актера время спрессовано до предела, но он успевает все. Его трудолюбию можно позавидовать: он целый день снимается, а ночью читает мемуары, чтобы лучше почувствовать атмосферу того времени.

- Реализованные и востребованные актеры так же конкурируют за роли, как за лакомый кусок?

- Часто они больше радеют о пользе общего дела. Могут и отказаться от роли в чью-то пользу. Так, например, Галина Тюнина отказалась от главной роли. Она сказала режиссеру: «Марлен Дитрих? Так это же Елена Морозова!». Я также благодарна Ольге Будиной, которая привела меня на съемочную площадку фильма «Дневник его жены», когда режиссер искал актрису на роль Марги, женщины, которая влюбила в себя и увела от Бунина его юную подругу. В выигрыше оказались мы обе: наш актерский дуэт сложился замечательно, на мой взгляд.

- Ваша партнерша по фильму Ольга Будина проходила психотерапию после того, как вжилась в образ женщины с гомосексуальными наклонностями. А у вас есть проблема дистанцироваться от роли?

- А мне хочется совсем не отдаления от образа Марги, а приближения. Меня не смущает ее свобода в сексе, для меня это проявление ее внутренней свободы. Я смотрю на экран, на свою героиню и не верю до конца: неужели это я? На меня с экрана смотрит такая умная, волевая женщина. Я думаю: и почему я не могу взять у нее немножко ума, хорошего расчета, спокойствия в жизни?!. Хочется, чтобы мои героини меня чему-то учили. (Смеется.)

- Я читала, что вы согласились играть Колдунью в сериале «Каменская» только потому, что героиня быстро погибает. Откуда такая кровожадность?

- Я часто задаю такой вопрос, когда предлагают роль в сериале. Просто не хочу ввязываться в долгий марафон. Недавно я отказалась от главной роли в сериале. Мне не понравился текст роли, примитивный юмор. Моя героиня говорит своей подруге: «Да у тебя ПМС!». Тут по замыслу зрителю должно быть смешно. Но мне это показалось очень плоско. В театре я привыкла к хорошим авторам, глубоким мыслям, тонкому юмору. А тут 10 месяцев играть какой-то литературный суррогат!  Я же актриса, носитель информации. Конечно, сегодня телевизор – это путь к массовой популярности, к приличным заработкам. Но я позволяю себе выбирать.

- Часто вы играете героинь в последние дни жизни. Ваши героини, как правило, гибнут. Вы к этому относитесь без предрассудков?

- Это пограничное состояние. В жизни нам кажется, что это пространство небытия далеко. Но оно всегда рядом. Обычно человек чувствует хрупкость жизни лишь тогда, когда заболевает. Поскольку я нередко играю трагические судьбы, смерть, то стала острее чувствовать полноту жизни. Я люблю просыпаться утром с ощущением, что этот день – подарок.

- Подготовка к роли требует затрат не только эмоциональных, но и каких-то еще. Что для вас важно знать и чувствовать о своем персонаже?

- Главное, мне важно понять волю, разум и эмоции моего персонажа, и то, как они взаимодействуют. Хотя в работе над ролью может помочь любая деталь. Например, Марлен Дитрих любила таких мужчин, каких Елена Морозова не любит. Поэтому работая над спектаклем я на какое-то время смотрю на мир ее глазами, выделяю в компании ее тип мужчин. Она восхищалась рыцарями, успешными творческими людьми, как Хэмингуэй. И я начинаю испытывать восхищение теми, на кого раньше я бы не обратила внимания. А вот Катарине (спектакль «Укрощения строптивой») никогда бы не понравился Хэмингуэй. Иногда я ловлю себя на мысли: вот этот тип мужчин понравился бы моей Марге (фильм «Дневник его жены»), а этот Маргарите (спектакль «Мастер и Маргарита»). Это тоже один из способов слиться с моим персонажем.

- У вас такой хороший тандем с модным театральным режиссером Кириллом Серебренниковым, но почему-то пока только в кино. Любопытно, а как вы познакомились?

- Я им восхищаюсь и бесконечно люблю.  Если он позовет, то даже не буду читать роль – я согласна. С ним я готова в огонь и в воду. В театре пока не удалось вместе поработать, несмотря на задумки. Он мне давал почитать «Монологи вагины», но потом он отказался от этого проекта.

Мы начинали работать в сериале «Ростов-папа», и до сих пор я с улыбкой вспоминаю об этой первой работе. Меня позвали на кастинг, я нервничала, ведь для меня это всегда мучительный и непонятный процесс. Ко мне подошел режиссер, молодой человек, и предложил почитать что-нибудь на свой вкус. Я прочитала монолог Федры из трагедии Расина. Кирилл в конце засмеялся, но мне не было обидно. Это был смех, проникающий в меня, понимающий. Мы с ним поговорили о Греции, о чем-то еще. Наше знакомство состоялось, и я получила роль экстравагантной журналистки в истории, напоминающей по сюжету пушкинские «Египетские ночи».

Кирилл был удивлен, когда я принесла ему рисунки с изображением своей героини. Ведь обычно художник фильма предлагает решение внешнего облика персонажа. А я именно так, через рисунок начала фантазировать о роли.  Вот так мы встретились в реальном мире. Но у меня такое ощущение, что мы с ним были всегда вместе. Кажется, что даже юность мы прожили вместе. Наверное, это не так, как скажут реалисты. А в нереальном мире мы с ним какое-то существо не-разлей-вода.

- Какой он в работе?

- Точный, попадающий, отвечающий на вопросы, любящий нюансы. Он уважает то пространство, которое ткется при создании образа. Ему интересно, как актер внутри себя проживает роль, а не только то, как он умеет быть выразительным.  Я смотрела фрагменты только что отснятого фильма «Изображая жертву» по сценарию братьев Пресняковых, смеялась и грустила. Такой коктейль чувств! Мне кажется, что я ничего не играла, а мою роль выстроил и смонтировал режиссер.

Моя героиня – девушка, которая мечтает о простом женском счастье: выйти замуж и родить ребенка. При этом ее избранник – странный парень, не такой как все: он изображает жертвы, в том числе трупы, на следственных экспериментах. И она рядом с ним становится какой-то особенной, поэтому моя героиня по-своему романтична. Режиссеру важны были в работе любые точные детали. Например, художник никак не мог подобрать моей героине юбку. Кирилл забраковывал все варианты. Потом, наконец, взял меня за руку и повел в магазин. Поздно вечером в центре Москвы работали только бутики, но мы нашли желаемое. Может быть, никто и не обратит внимания на эту простую, серую, в полоску, юбку в фильме. Но она стала необходимой одеждой для моего персонажа.

- Летом выходит на экран мистический триллер «Мертвые дочери» с Вашим участием. Как произошла Ваша встреча с режиссером Павлом Руминовым?

- Я посмотрела его фильм «Дэдлайн» и со словами восхищения дала посмотреть этот фильм директору театра «Практика» продюсеру Эдуарду Боякову. Он сразу заинтересовался фигурой молодого и талантливого режиссера. И совместно с «Централ Партнершип». Этот проект очень быстро запустили в производство. В этой работе мне понравилось, что режиссер провел большую подготовительную работу перед съемками. Такой тщательной раскадровки я еще не видела. Руминов вообще человек уникального интеллекта. Он умеет моментально настроить актеров в момент съемки – подойдет и шепнет что-то на ухо.

- В ток-шоу Тины Канделаки она долго и безуспешно пыталась добиться от Вас ответа на вопрос: с кем из партнеров хотелось бы сыграть в эротической сцене? В чем причина вашей растерянности?

- Я боялась кого-то обидеть. Меня бы устроил любой хороший актер – и Челентано, и Артем Смола, и Виталий Хаев, и Джонни Депп…Вот только с Бредом Питтом мне было бы скучно.

- Одно время вы эпатировали публику заявлениями в интервью, что хотите уйти от реальности. Что вы вкладываете в это понятие?

- Я не знаю, что значит уйти от реальности. Смотря что под этим понимать. Кататься на коньках и гулять в Ботаническом саду, это уход от нее? Мне хочется уйти от масскультуры, которую насаждает телевидение. Для многих это и есть реальность – то, что живет в телевизоре. С экрана тебе говорят: съешь жвачку и ты острее почувствуешь любовь, выпей пиво и ты поймешь, что такое дружба. Но неужели нам нужны такие допинги? Мне хочется поспорить с той реальностью, когда подросткам продают алкогольные напитки, напичканные губительными консервантами. Но никто не бьет тревогу, государству это невыгодно. Это бизнес.

- Как задумывался ваш провокационный и шокирующий спектакль «Дневник грязной Евы»?

- Все началось с мистификатора Бориса Бергера. Это современный граф Монте-Кристо. Он подал идею сделать моноспектакль по мотивам дневников из интернета. Мы записали СD. Была презентация диска в издательстве «Запасный выход». Потом я начала сама лазить по сетевым дневникам и обнаружила, что это может быть любопытно. Я сама пишу дневник, но для меня это очень интимное пространство. Мне стало любопытно, что-кто- то делится сокровенными мыслями со всем миром через Интернет. Мне запомнилась история о том, что русская девушка влюбилась в араба, но никто из ее окружения не понял глубины ее чувств. Через эти дневники можно транслировать образ современной девушки. Она ищет своего избранника, размышляет о скоротечности жизни, о страхе смерти, пытается понять свое предназначение. Чтобы острее звучал драматический конфликт, на сцене появляется матерчатый муляж человеческого тела. С ним я начинаю игру-танец, когда хочу рассказать о страхе смерти, передать весь ужас перехода в небытие. Я танцую с этим неживым предметом, который имеет форму живого, или того, что еще недавно было живым. Эта техника в хореографии называется контактной импровизацией. Это направление в танце, когда исполнитель может разыгрывать диалог не только с партнером, но со стеной, со столом, с полом. Это пришло к нам из Америки, а туда это завез Михаил Чехов. Я как раз недавно этим увлеклась, съездила на фестиваль в Израиль.

Мне нравится, что текст спектакля может меняться, полностью обновляясь. Любой желающий может прислать мне свой текст, и возможно, я включу его в свой моноспектакль. Вот недавно русская девушка из Канады прислала мне интересный монолог, и я уже произношу со сцены ее слова.

- Исповедальный материал требует полного самообнажения на сцене?- Это нужно в любой роли. А иначе какой смысл быть актрисой?

КИНО и ТВ - 2005

назад

 

The perfect time to resolve any problem is before any visible sign appears. Currently the assortment you can order from online pharmacy is real stunning. Diflucan (fluconazole), the first of a new subclass of synthetic antifungal agents, is available as tablets for oral administration. Viagra is a well-known remedy used to treat impotence. Viagra is a medicine set to treat few infections. What do you have to study about Over the counter birth control? Where you can get more info about ? Matters, like , refer to a lot of types of medical problems. Probably you already heard about it. Hardening of the arteries can lead to erectile malfunction. Ordinarily the treatment options may turn on sexual dysfunction medications or counseling. Keep in mind, if you have any questions about Viagra ask your health care professional.

e-mail
© 2009-2018. Elena Morozova. All rights reserved
Яндекс.Метрика