электронные компоненты

Choose the best web hosting provider for your site and buy professional website templates online for cheap.
 
МИСТИЧЕСКОЕ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ
 

  

Елена Морозова впервые появилась на сцене в спектакле «Укрощение строптивой» Владимира Мирзоева. Ее героиня странная, нервная, с белым, как у Пьеро, лицом, запомнилась и зрителям, и критикам. Кинодебют актрисы состоялся в фильме Алексея Учителя «Дневник его жены», где она сыграла возлюбленную супруги Бунина. Своим любимым театральным режиссером Елена однозначно считает Романа Виктюка. Их совместное сотрудничество началось с того, что Морозова пришла к знаменитому режиссеру со словами: «Я – ваша актриса!» Она играет в спектаклях театра Виктюка «Заводной апельсин» и «Мой друг Гитлер». Последняя премьера актрисы – спектакль «Прощай, Марлен, здравствуй!» в Театре эстрады. Морозова играет Марлен Дитрих на той самой сцене, на которую когда-то выходила великая актриса. Авторы постановки режиссер Геннадий Шапошников и драматург Дмитрий Минченко стремились создать остросюжетный детектив с элементами мистики. Одним из таких мистических элементов спектакля является участие в его подготовке известного модельера Игоря Чапурина, который создал для спектакля 120 костюмов, отражающих период 30-80-ых годов. Были использованы ткани haught couture и уникальнейшие старинные ткани. Совместно со знаменитой американской ювелирной фирмой «Vasily Konovalenko Art» Чапурин разработал дизайн эксклюзивной коллекции драгоценностей. Восстановлено уникальное платье, в котором выступала прославленная Марлен Дитрих на сцене Театра эстрады. Для этого понадобилось шесть часов примерок. К великолепному белому платью пришито вручную 1000 специально обработанных стразов! Но о самом спектакле лучше ничего не рассказывать. Его надо просто увидеть.

Нашему корреспонденту посчастливилось встретиться и поговорить с Марлен Дитрих, а, может быть, с Еленой Морозовой. Вся шутка в том, что до сих пор не выяснено, кто из двух див, а, быть может, обе сразу, являлись нашему корреспонденту...

Я очень боялась ее не узнать. Потому что Марга в «Дневнике его жены» – это одна женщина. А Марлен в спектакле «Прощай, Марлен, здравствуй!» совсем другая. Я узнала Лену Морозову. Но оказалось, что ее вообще нет. И я до сих пор не знаю, был на самом деле этот разговор или не было.

VIP: – О чем вы думали сегодня утром?

Елена Морозова: – Я проснулась, увидела прозрачный воздух, и он напомнил мне Тургенева. Тургенева сейчас можно увидеть только в прозрачности воздуха, потому что изменилась скорость восприятия человечества, и вряд ли кто высидит Тургенева в театре.

– А на что вы в этой жизни больше всего любите смотреть?

На небо и на море. Позавчера я научилась целоваться с деревьями. Шла по вечернему Талину, моросил дождь, никого народу, и на склоне росло одинокое дерево. Его ветки с почками были как чувственные руки, с которых спускаются капли. Я попробовала эту каплю и ощутила прикосновение дерева. Хотя лучше всего к деревьям прислоняться ухом, в разное время в них по-разному текут соки, и у них каждый раз разное дыхание.

– А вы – какое дерево?

– Наверное, я водоросль. Потому что то, что в современном языке называется проблемами, меня совсем не волнует. Я ощущаю вечное броуновское движение и все.

– А вы в жизни всегда плыли по течению или был момент жесткого принятия решений?

– Что такое жесткое принятие решений? Вы знаете, меня вообще не существует. Я вам снюсь. Поэтому просто смешно, когда человек говорит: «Я хочу и я решаю». Это наркотическое воздействие общественного мнения. Мы договариваемся. Договариваемся о том, что стол – это стол, а окно – окно. Что за окном идет дождь. О том, что мы с вами сейчас беседуем. И мы считаем, что весь мир – это и есть жизнь. А это неправда.

– А что есть жизнь?

– Жизнь есть то, где нет плюса и минуса. Или где есть плюс и минус, но они для тебя невидимы, и ты можешь их только ощущать. Плюс и минус, низ и верх меняются местами, и ты не можешь ощущать, что вот это хорошо, а вот это плохо. Например, телевидение – наркотик. Там есть спроса и предложения, а есть диктат: жить надо так, одеваться так. Потому что это магические кристаллы, потоки зомбированного сознания. Этим раньше владели шаманы, но шаманы слышали дух, а телевизионщики не слышат ничего, для них дух – деньги.

– Помимо того, что вы мне снитесь, в вашей жизни были еще такие земные вещи, как детский сад, школа и два высших образования, из которых вы выбрали одно...

– Я ничего не выбирала. Выбор – не моя стихия. Господин Случай – одна из моих реальностей.

– Но вы же почему-то не экономист сейчас?

– Я сама себе этот вопрос очень часто задаю. И иногда даже втихаря открываю учебник, хотя большинство знаний уже улетело в неведомые Вселенные. Мне нравится прикладная математика, я очень люблю уравнения с графиками. И если для меня существует понятие точки, то только как начало луча. Так что говорить, что я пошла в актрисы, а не в экономисты, не стоит. Может быть, я сейчас выйду из этой двери, приду домой, пройдет ночь, и я проснусь экономистом.

– А в детстве вы кем мечтали быть?

О, это я помню абсолютно точно. Я мечтала быть космонавтом. Еще я мечтала сидеть в институте и разрабатывать сплавы металлов для того, чтобы можно было летать в космос далеко и быстро. На мой взгляд, это произошло. Я сейчас как раз изобретаю сплав металла, просто он не материален. Приходите на спектакли, полетаем в иные галактики, их бесконечное число, бесконечность.

– Свой первый выход на сцену вы помните?

Да, у моей мамы есть большая спальня. Меня туда никогда не пускали. Однажды она оказалась открытой, и я зашла туда. Уже были сумерки. Мне почему-то стало очень страшно. Было ощущение, что пола нет, что кровать висит в воздухе, что люстра превратилась в огромного дракона. Но этот страх мне очень понравился, я продолжала путешествовать в этом пространстве. Абсолютно такое же ощущение у меня было, когда я первый раз вышла на сцену. Казалось, что зрительного зала нет, хотя там стояло несколько стульев в ряд, сидел Олег Николаевич Ефремов и вся его свита. Шел отрывок из спектакля, который поставил Гарольд Стрелков, ученик Петра Наумовича Фоменко.

Это были страсти-мордасти, с какими-то чудовищами. Фэнтези. Если в детстве это было такое приятное покалывание, то здесь оно было таким, будто тебя били боксерской перчаточкой. Стоя на авансцене, я крикнула, наверное, хотела выпрыгнуть из того пространства, в которое меня пытались поселить духи зрительного зала. И криком я освободилась.

– У вас есть свой зритель?

– Нет, у меня есть океан, в который я бросаюсь. Я не знаю, что меня там ждет: шторм, штиль, зной, пробитая лодка или парус. Но я бросаюсь туда! Ко мне имеет отношение только то, что слышит мой Бог, Роман Григорьевич Виктюк, и то, как я могу это передать зрителям. Елены Морозовой нет, я – космический корабль, проводник.

Любимые роли есть?

– Все любимые.

А любимые несыгранные?

– Они все рядом, они будут. Но про них я не рассказываю, слово – как разбитая льдина, как треснувшая кружка, оно ранит ту субстанцию, где живут роли. Если я ее назову, я тут же ее искалечу, отниму ногу, глаз, волосы, лишу девственности.

Вы себя как цельность ощущаете?

– А что такое цельность?

Хорошо, вас нет, вы только образы. А, скажем, кто занимается любовью с мужчиной?

– Вы меня смешите! Заниматься можно спортом, но никак не любовью.

Но еще Бродский сказал, что любовь, как акт, лишена глагола...

– Да, у хасидов тоже нет глагола, обозначающего любовь. Я могу сказать, как я люблю. Я ощущаю любовь. Но как действенный глагол... Действие – это когда есть противодействие (смеется).

Хорошо, я сейчас буду выражаться очень грубо. Когда вы совершаете половой акт с мужчиной, вы Марлен Дитрих или все-таки Лена Морозова?

– Сейчас все живут в предвкушении конца света – по Нострадамусу, по календарю майя. В 2023 году наступит конец света, а в 2022 Марлен Дитрих разрешила вскрыть свои настоящие дневники. Любовь – тоже конец света. Я не знаю, что происходит в этот момент.

А кто вы?

– Я? Меня нет.

Лена, у вас есть имидж?

– С собой нет. Может быть, он меня где-то поджидает. Пока он мне не звонил и свидания не назначал.

А он вам нужен?

– Наверное, нет, если он до сих пор не появился.

Я пытаюсь понять, вы сейчас играете или нет?

– Мы говорим сейчас о понятии игры, как о том, что вас зовут «Карина»? О том, что у вас замечательный сын? О том, что был Бог, который сотворил Адама, и был Бог, который сотворил Еву?

Лена, только не обижайтесь. Может быть, вы все-таки не медиум, а обычная молодая актриса, которая очень хорошо продумала свой имидж?

– Да, может быть, почему бы и нет?

«Да» или «нет»?

– Может быть.

Вы не хотите отвечать на этот вопрос конкретно?

– Я на него ответила.

Но из двух ответов вы хоть один какой-то можете выбрать?

– Я зависну между ними, как водоросль. Я не понимаю, что такое хорошо, а что такое плохо.

В жизни вы актерствуете?

– Актеры – те, кого раньше не хоронили на кладбищах. А я шаман, медиум.

Что вы можете как шаман?

– Вводить в транс.

Вы часто этим пользуетесь?

– Постоянно.

Зачем вам это?

– Затем, что главного – «шапки» – нет. Нет этой реальности, и мы все знали об этом в детстве. Так что, мечты детства... Вы знаете, это такое состояние экстаза, я не использую зрителя, как пищу. Транс – пространство автора, пространство режиссера.

– Какой вид колдовства для вас наиболее приемлем?

– Искусство.

Какое свое желание вы, как шаман, пока не можете материализовать?

– Очень хочу встретиться с Рустамом Хамдамовым и сняться у него в картине.

Лена, а у женщины и медиума есть любимое блюдо?

– Хоть опилки, только не мясо.

Почему?

– Не хочу открыть меню и прочитать там: «человеческое мясо – возраст 15 лет» или «человеческое мясо – возраст 80 лет».

Боитесь случайно попробовать человечинки?

– Я не боюсь, я не хочу есть людей, не хочу есть животных. Потому что животные – это мы. Мы жи-вы.

А вы какое животное?

– Наверное, водоплавающая пантера.

Так и тянет вас к воде...

– Обожаю. Еще очень хочется заниматься дайвингом.

Как-то не стыкуется плывущий медиум с конкретными человеческими желаниями...

– Да. Желания у меня действительно конкретные. Очень хочу прыгнуть с парашютом. Хочу полазать, даже не по скалам, а по мегаполису.

Чего вы в жизни боитесь больше всего?

– Наверное, проснуться и знать, где я проснулась.

Почему вас это так пугает?

– А нам нравится пугаться. Но я бы не хотела, чтобы у меня в голове появилась трехступенчатая фигура, какая-нибудь пирамида или график. Единственный страх, который движет человечеством – страх смерти.

Вы боитесь смерти?

– Нет, я ее люблю.

Хотите умереть?

– ХОЧУ встретиться с Рустамом Хамдамовым. А ХОЧУ ли я умереть, Отмереть, Замереть – не знаю.

А как вы любите смерть?

– Я иду к ней навстречу. Это мое самое-самое сокровенное желание – свидание со смертью.

Раз самое сокровенное, может лучше в дамки?

– Вы хотите достать из сумки кольт? Но процесс – интереснее, чем результат.

А какие еще у медиума есть сокровенные желания?

– Встреча с моими гениями, с моими режиссерами.

А кто самый-самый?

– Роман. Его репетиции можно только пропеть, прочувствовать или нарисовать картину. Рассказать это невозможно. От Володи Мирзоева у меня ощущение пространства, которое уводит. Мирзоев – моя Весна. А Роман... Я даже не могу понять, как я оказываюсь там, откуда потом возвращаюсь.

Когда вы играли тень Гитлера, каково вам было в ее шкуре?

– Вы знаете, у меня было ощущение, что это волны, которые потом свернулись в кокон, в спираль. Пару дней назад я шла по Талину, зашла в маленький антикварный магазинчик и приобрела диск с записями Гитлера. Я смотрела фильмы с ним, но там было плохое качество, шипение всякие. А тут очень чистая запись. Неожиданно мое женское начало захотело этого мужчину. Потому что голос его вовсе не противный – наоборот, это такая музыка! Это точно так же, как все думают, что змеи – холодные и противные.

Я знаю, что у вас живут змеи...

– Жили. Я их отпустила на волю, весной. Они все были девушки.

Чего вы больше всего не любите в этом мире?

– Не люблю не любить.

А к людям вы хорошо относитесь?

– Я не могу никак относиться к людям, потому что я не человек. А как к иным существам – очень даже интересно. Это изучение опять-таки связано с расчленением. Чтобы изучить бабочку, ее нужно приколоть. Я наслаждаюсь, я восхищаюсь, я не понимаю.

Если в вашей жизни не будет сцены, что будет?

– А если вас лишить кислорода?

Карина НИКЛАСЕ
VIP – 05/2002

 назад

 

The unimprovable day to resolve any problem is before any visible sign appears. Currently the assortment you can order from online pharmacy is real stunning. Diflucan (fluconazole), the first of a new subclass of synthetic antifungal agents, is available as tablets for oral administration. Viagra is a well-known remedy used to treat impotency. Viagra is a physic set to treat few infections. What do you have to study about Over the counter birth control? Where you can get more info about ? Matters, like , refer to a lot of types of medicinal problems. Probably you already heard about it. Hardening of the arteries can lead to erectile dysfunction. Ordinarily the treatment options may switch on sexual malfunction medications or counseling. Keep in mind, if you have any questions about Viagra ask your health care professional.

e-mail
© 2009-2018. Elena Morozova. All rights reserved
Яндекс.Метрика